26.01.2022

Впервые за 80 лет опубликованы уникальные свидетельства украинских очевидцев Холокоста

Фото: свидетельница Галина в лесу, где проходили расстрелы

Уникальные свидетельства украинских очевидцев Холокоста публикуются Мемориальным центром «Бабий Яр» совместно с французской организацией «Яхад-Ин Унум» в канун Международного дня памяти жертв Холокоста. Свидетели из разных регионов рассказывают, как у них на глазах убивали еврейских детей, учителей, врачей, их соседей, а потом нацисты закапывали этих людей в оврагах и лесах. Ранее, в течение 80 лет с момента принятия нацистским руководством решения про «окончательное решение еврейского вопроса», эти свидетельства никогда не были обнародованы.


Интервью с очевидцами проводились в рамках масштабного исследовательского проекта, возглавляемого председателем Академического совета Мемориала Холокоста «Бабий Яр», основателем организации «Яхад-ин Унум» отцом Патриком Дебуа. Исследователи провели тысячи интервью со свидетелями событий Холокоста в Украине и Восточной Европе. Методики, разработанные отцом Дебуа и его командой, были внедрены в других местах по всему миру, например, в Гватемале и Ираке. «Яхад-ин Унум» уже почти 20 лет исследует Холокост в Восточной Европе, а также разоблачает геноциды по всей планете.


«Убийство евреев было величайшим преступлением против человечества, и к нему следует относиться как к преступлению. Моя миссия состоит в том, чтобы разоблачить факты геноцида, не ограничиваясь теми, которые связаны с известными именами и большими цифрами. Это ужасное преступление было глубоко личным, к нему привлекли многих людей, и даже 80 лет спустя важно раскрыть то, что там произошло»– подчеркнул отец Патрик Дебуа.  


«Огромная работа отца Патрика и его команды в организации «Яхад-ин Унум» по расследованию и персонализации преступления Холокоста займет важное место в наследии Мемориального центра Холокоста «Бабий Яр». Академический совет, возглавляемый отцом Дебуа, стремится раскрыть нерассказанную историю Холокоста в Восточной Европе – «Холокоста от пуль», – отметил заместитель генерального директора Мемориального центра Холокоста «Бабий Яр» Руслан Кавацюк.


Результаты этого исследования были представлены делегации европейских парламентариев в Украине, приглашенной Европейской еврейской ассоциацией (EJA) вместе с Мемориальным центром Холокоста «Бабий Яр».


Со своей стороны, председатель Европейской еврейской ассоциации раввин Менахем Марголин отметил: «Мы здесь, чтобы дать отпор всем тем, кто все еще отрицает Холокост и стремится скрыть память о преступлении и его уроки для человечества. Мы собрали парламентариев со всего континента, членов Европейского парламента, еврейских лидеров и общественных деятелей, чтобы потребовать от имени жертв и их родственников ответа на сокрытие злодеяний, чтобы усвоить моральный урок. Это должна быть большая просветительская работа. Это будет нашим наследием для будущих поколений, и будет гарантировать, что ужасные преступления прошлого не будут забыты, и никогда не повторятся». 


Напомним, ранее, в сентябре 2021 года, Академический совет Мемориального центра Холокоста «Бабий Яр», возглавляемый отцом Дебуа, опубликовал исследование об убийцах Бабьего Яра. Эта работа является частью важной миссии Мемориала Холокоста по выявлению людей, участвовавших в преступлении Холокоста, его свидетелей и тех, кто спасал евреев Украины и Восточной Европы, преследуемых нацистами.


Примеры свидетельств украинцев, собранных Мемориальным центром Холокоста «Бабий Яр» и «Яхад-ин Унум». Они были записаны два года назад и публикуются впервые:


Свидетельство Раисы:


Раиса была еще маленьким ребенком, когда видела, как тысячи и тысячи евреев шли на «поля смерти» вблизи школы, в которую она ходила. Там евреев расстреливали, и они падали мертвыми или ранеными в огромные ямы. Когда школьники ходили по окрестностям, они видели снег, залитый кровью. 


Раиса родилась в 1935 году в селе Натягайловка на окраине Вознесенска, районного центра Николаевской области. Некоторые евреи также жили в этой деревне, но большинство жило в Вознесенске. Это была многонациональная местность, где проживали украинцы, россияне, евреи.


Нацисты пришли сюда в 1941 году, когда Раисе было всего шесть лет, и она вспоминает детство, проведенное в страхе. Ее отец, старший политический комиссар Красной Армии, был убит нацистами.


Раиса помнит еврея по фамилии Гришович, который жил рядом с ее дедом и был женат на украинке. Гришович был дирижером местного музыкального ансамбля и был любимцем общины. Когда нацисты вошли в город, они заставили Гришовича и ансамбль играть для них. По словам Раисы, Гришович оставался в деревне на протяжении всей нацистской оккупации. Обычно подобные случаи были редкостью. Однако, когда советские войска начали приближаться к этому району, нацисты решили убить оставшихся евреев.


Немецкий солдат предупредил дедушку Раисы, что Гришовича должен расстрелять, и тот пошел посмотреть, что происходит. «Мой дедушка видел расстрел [евреев]. Я даже не думаю рассказывать вам о детях, потому что это было просто ужасно, как они [нацисты] издевались над ними. Я не собираюсь вам ничего рассказывать об этом, я сама этого не видела, но, по словам моего дедушки... он рассказывал об этом не мне, а моей матери и своим сыновьям, но я слушала, как он рассказывал, как были убиты еврейские дети». По свидетельству Раисы, Гришович учил детей на протяжении всей оккупации, прежде чем нацисты убили его.


Гришович был убит примерно в октябре или ноябре 1943 года, а Вознесенск был освобожден 24 марта 1944 года. Но расстрелы начались в 1942 году. Раиса вспоминает, что сначала нацисты привозили евреев тайно, и не все жители знали, что евреев расстреливают. «Но когда они начали привозить их поездами на железнодорожную станцию, высаживать из вагонов и гнать, как скот... их было много, тысячи человек. Поэтому, когда они начали вести группы… колонны [евреев], тогда уже все знали, что евреев расстреливают. Наше село было совсем маленьким, так что все знали».


Раиса вспоминает, как евреев вели с утра до полудня, и когда они пришли к месту расстрела, «им приказали раздеться, потом у них отобрали ценности и сразу убили». Евреев свозили в Вознесенск со всей округи, чтобы убить. Нацисты выбрали место на окраине села, это был голый пустырь, где были вырыты огромные ямы. Евреев раздели, отобрали у них ценные вещи, расстреляли и сбросили в ямы. Немцы не расстреливали маленьких детей, они бросали их живыми в ямы и закапывали. Советских военнопленных привозили туда, чтобы вырыть и засыпать ямы.


«Мы слышали, как их вели. Они говорили на еврейском языке (идиш), плакали и кричали. Это было ужасно! Там были убиты тысячи людей! И мы, дети, ушли... но мы не могли... нам нельзя было ничего давать. У нас самих ничего не было. В любом случае, мы не имели права что-либо им давать. Если бы мы им что-нибудь дали, нас бы расстреляли [нацисты]. Я не понимаю, почему они были настолько жестокими. Туда шли пожилые женщины, дети, подростки. Они несли на руках маленьких детей. Бывает, что я ложусь и пытаюсь вспомнить... но я даже не хочу вспоминать все это! Все это зверство!» 


Раиса говорит, что евреи несли с собой личные вещи, потому что не знали, что их расстреляют. «Им просто сказали, что их увезут в какое-то другое место». Все это происходило прямо у ее школы: «Все это слышали! Все! Село было маленьким. Их расстреляли прямо за школой». 


Хотя Раиса не слышала выстрелов, но была свидетелем ужаса, когда их вели, и видела землю, залитую кровью. По словам Раисы, нацисты давали местным школьникам задачу собирать чабрец, и когда они ходили вокруг этих мест, то видели снег, залитый кровью. «Поверьте, если бы собрать здесь [возле ям смерти] всю кровь, этого было бы достаточно, чтобы утопить всю Украину», – говорит она.


Свидетельство Галины: 


Галине было 11 лет, когда евреев убивали в лесу, недалеко от ее дома. Она помнит убийства, ямы, крики маленьких мальчиков и девочек, когда их убивали. Эти евреи похоронены в лесу, в двух братских могилах. 


Галина жила в селе Туники Киевской области, когда нацисты ворвались на территорию Украины. Она выросла в страшной нищете после того, как ее отца убила советская власть за то, что он был «кулаком». Трое братьев и сестер Галины умерли во времена голода, когда изможденные съели несколько буханок хлеба, спрятанных матерью под замком.


В деревне Туники не было евреев, но до войны их было много в соседнем городе Богуславе. По словам Галины, она хорошо помнит, как вскоре после прихода в село, нацисты расстреляли из пулемета 35 коммунистов, которых они собрали вместе и поставили над только что выкопанной могилой неподалеку от села. Среди них была 18-летняя девушка по имени Маринка. Нацисты пытали ее, натравили на нее своих собак, потому что она читала им стихотворение: «Вы заплатите за все / старый лес гудит/ Красная армия идет».


Вскоре после этого, менее чем через месяц, нацисты начали привозить евреев из Богуслава и расстреливать их над могилами у леса, на границе между селом и Богуславом, недалеко от могилы коммунистов. Одна еврейская девочка, которую знала семья Галины, провела ночь, прячась в их доме. Ей было около 16 лет, и на следующий вечер она вернулась с двумя подругами. Мать Галины сказала ей: «Доченька, мы не можем спрятать тебя... идите, дети, у меня есть собственные дети, я не могу ими рисковать».


Галина пасла коров рядом с местом убийства и вспоминает, что видела, как четыре раза подряд в течение четырех дней нацисты расстреливали группы евреев. Но, по ее словам, это были не единственные случаи, когда там убивали евреев. Галина и ее друзья специально ходили туда, чтобы посмотреть, что происходит. «Там в лесу убивали евреев. Не всех вместе, но как только кого поймают, то убьют на месте. Потому что евреи, несчастные, скрывались». Среди тех, кого Галина видела убитыми, была и девушка, которая вместе с подругами приходила спрятаться в ее дом. «Те три девушки плакали так горько, ведь они хотели жить». Расстрел производили только двое немецких солдат, у них были винтовки. Очевидец рассказывает, как один из солдат не хотел стрелять и плакал, поэтому другой офицер ударил его по лицу, взял его винтовку и убил девушку. «Эта девушка сказала: «Господин, мы хотим жить». Немец направил на нее пистолет, но затем опустил его. Другой кричал ему, чтобы он стрелял. И он попробовал еще раз, потом заплакал. А второй ударил этого немца в лицо, схватил его винтовку и пиф-паф, убил их. Девушки упали поверх тел, которые уже были там». Он застрелил девушек, расстрелял по очереди.


Евреев, вспоминает Галина, расстреливали по мере того, как ловили, иногда небольшими группами, а иногда и большими, но вырытая для них могила была гораздо больше, чем для 35 коммунистов. «Она была широкой, потому что там было много евреев, действительно много». Вторая могила была вырыта примерно через неделю после расстрелов, свидетелями которых была Галина и ее друзья. Потому что первая была недостаточно велика для всех расстрелянных там евреев.


Однажды Галина видела, как группу из 15 евреев вели в могилу, там были 13-летние дети. Девушку и ее друзей прогнали раньше, чем они смогли увидеть, как евреев убивали. Евреев привезли в лес на грузовике, а затем повели по дороге к могиле, где их выстроили спиной к солдатам и расстреляли.


Женщина помнит, как рассказала матери о расстреле, и они вместе плакали. Когда она уехала с матерью в Богуслав после расстрелов, в городе не осталось евреев, хотя женщины помнили, что до войны их было много.


Примерно через неделю после убийств, свидетелем которых стала Галина, она вернулась на то же место и увидела, что оно засыпано землей. Но тела были сложены так высоко, что некоторые выступали из-под земли.


Галина говорит, что тела евреев, убитых на этом месте, все еще находятся в двух могилах, огражденных забором. «Мы все знаем, что там есть евреи».


Свидетельство Любины:


Любина родилась в 1925 году в селе Старая Прилука Винницкой области. Ей было 16 лет, когда нацисты оккупировали территорию Украины. Любина стала свидетелем, как к месту расстрела вели трехлетнюю девочку вместе с матерью. Очевидец вспоминает, что даже спустя три дня после массового убийства, яма все еще двигалась – «евреев похоронили заживо».


«Однажды летом я увидела колонну евреев, которые шли из окрестных сел в сопровождении 15 полицаев. К ним присоединились местные евреи. Полицаи не были вооружены, у них были только палки. Евреи шли по двое колоннами. Полицаи окружили колонну. Там были в основном подростки и пожилые люди. Я видела мать с дочерью, которой было всего около трех лет. Девочка все спрашивала: «Мама, куда мы идем? Я была хорошей девочкой, зачем ты ведешь меня туда?» Мать не отвечала. Колонна прибыла на место казни, яма уже была вырыта. В яме уже лежали тела; это были евреи из другого села». 


Любина вспоминает: «Трое немцев в зеленой форме уже ждали у ямы. Солдаты были вооружены автоматами и винтовками. Я пошла за колонной и остановилась метрах в пятидесяти от ямы. Евреи разделись, встали перед ямой, и их расстреляли эти трое немцев. После расстрела, даже спустя три дня, яма все еще двигалась».


Контакты для получения дополнительной информации: 

Ревиталь Якин-Краковски, Мемориальный центр Холокоста «Бабий Яр» [email protected]

Анна Берри, «Яхад-ин Унум» [email protected]

Поделиться